Придя в недоумение, они отправились к царю и получили Соломоново решение. Согласно царскому суду, один наследовал отцовскую наличность (золото!), второй — скот (кости!), а третий — земельный надел (земля!). Именно сцены прихода в суд и вынесения решения и изображены на рогатине. Нагота людей, изображенных в первой сцене, символически означает затруднительное положение наследников, полагающих, что они лишились своего наследства, облаченность — правильное решение, приведшее к обогащению каждого. Очевидно, одна кадка в первой сцене, как и один из сыновей, представленный во втором сюжете, соответствуют изобразительным приемам средневекового торевта, призванным передавать присущие тексту идеи.

Несколько сложнее с другими четырьмя сюжетами. Если сцены охоты можно отнести к изображению царского престижа Соломона вообще, то сцены борьбы и истязания не позволяют нам толковать их однозначно. В самом общем виде предполагаем, что речь здесь идет о пленении Китовраса, который изображен не в своем привычном для средневековой культуры виде кентавра, а в образе человека. Некоторые реалии этого пленения можно увидеть в сцене бичевания. Известно, что Соломон изготовил специальные обручи и цепи с заклинаниями и оковал Китовраса «твердо по шии, рукам и ногам». Собственно, связанные руки и изображаются в этой сцене, тогда как Соломон заковывает ноги плененного Китовраса. Человек с плетью должен символизировать не избиение племенника, а принуждение его к совершению пути в Иерусалим.

Сопоставление удачливого тверского правителя с мудрым библейским царем, которому князь и должен уподобляться, более чем уместно и логично в эту эпоху. Ему самое место и на престижном княжеском оружии, поскольку данная композиция призвана напоминать князю о его обязанностях.