Однако о безусловной связи всей категории находок с «языческим культом Перуна» говорить не приходится, прежде всего, в силу хронологического разрыва, поскольку подобные вещи датируются XI—XII вв., т. е. уже христианской эпохой. Очевидно, однако, что подобные находки должны маркировать дружинную культуру с ее культом оружия, имеющим церемониальный характер и служащим символами статуса и власти. Стоит отметить, что привески-топорики имитируют не только форму, но и орнамент боевого оружия. По мнению Н. А. Макарова, подобные декоративные предметы вооружения являлись парадным оружием и служили символами привилегированного положения в обществе с еще не устоявшейся социальной структурой и нечеткими границами между социальными группами. В этих условиях владельцами, как декоративного оружия, так и его имитаций могли быть представители младшей дружины.

Необходимо отметить, что в однородной в целом воинской культуре все же можно выявить различные по характеру дружинные субкультуры, причем не только в области вооружения, но и в области христианского культа. Так, мы предполагаем различие дружинных культур севера и юга, запечатленное в использовании христианских амулетов-змеевиков XII—XIII вв. Рассматриваемые ранее как пережитки язычества, сегодня они с полным основанием могут быть отнесены к христианским древностям. Круглые иконки, на одной стороне которых присутствует изображение святого, Божией Матери или евангельский сюжет, а на обороте — змеевидная композиция, сопоставимая с медузой Горгоной, были привнесены на Русь непосредственно из Византии. Среди них часто встречаются изображения святых воинов, и змеевики с такими изображениями традиционно соотносятся именно с воинской культурой и считаются принадлежавшими древнерусским воинам.