Проходит несколько столетий, и ситуация кардинально меняется. Находки оружия XIII—XV вв., сохранившегося в культурном слое древнерусских городов, немногочисленны по сравнению с артефактами эпохи раннего Средневековья, представленными преимущественно в инвентаре погребальных памятников. При этом они уступают по нарядности и сохранности образцам позднего Средневековья, сохранившимся большей частью в музейных собраниях и монастырских ризницах. Однако способы художественного оформления оружия этого времени и отразившиеся в этом процессе культурные и политические влияния весьма показательны для понимания тех изменений, которые произошли в российском сознании при переходе от Древней к Святой Руси.

В Королевской оружейной палате Стокгольма хранится шлем Ивана Грозного. Предположительно, он попал сюда как воинский трофей генерала Понтуса Де Лагарди в 1581 г., однако он мог оказаться здесь

и позднее, в эпоху Смутного времени. Это сфероконический шлем с высокой колоколовидной тульей и длинным шпилем-навершием. Растительный орнамент на шлеме сделан золотой наводкой, а по окружности верхней части основания идет «узорчатая арабская надпись». Ниже надписи идет широкая кайма арабесков, между ними узкая инкрустированная золотом полоса и славянская надпись: «Шелом князя Ивана Васильевича великого князя сына Василия Ивановича господаря всея Руси самодержца». Возможная дата изготовления шлема — 1533 г., поскольку его вероятное предназначение — быть церемониальной одеждой для четырехлетнего Ивана во время обряда «всажения на конь».

Такое парадоксальное сочетание арабских благопожелательных надписей религиозного содержания и факта принадлежности этого «мусульманского» изделия православному князю встречается в Московской Руси XVI—XVII вв. достаточно часто.