Именно об этом могут говорить многочисленные находки боевых топоров, связанные с репрезентативными курганами, входящими в состав сельских некрополей. Вместе с бывшим княжеским окружением на село проникала и новая христианская культура, материализованная в форме распятий. Этот вывод подкрепляется фактом находок крестиков из листового серебра (середина XI века) в древнерусской провинции, что также свидетельствует о процессе христианизации деревни. Впрочем, находки подобных крестов в сельских некрополях могут быть связаны с

размещением в этих местах воинских контингентов, выполнявших функции охраны внутренних путей древнерусского государства и его внешних границ. Находки крестов с грубым изображением распятия на ключевых городищах того времени вполне вписываются в нашу гипотезу. Крест, найденный на городище Княжая гора в Новгородской области, указывает на христианский воинский контингент, контролирующий «Серегерский» торговый путь с верхней Волги к Новгороду по рекам Явони и Поле. Столь же характерны кресты на городищах Юрьев, Заречье, Родень, и могильниках городища Медведь (Посады, Тверское Поволжье) и Жовнино — летописный Желнь под Черкассами, куда в 1116 г. князь Ярополк Владимирович переселил жителей покоренного Друцка. Таким образом, кресты с изображением распятия окачиваются характерными для воинских гарнизонов, контролирующих пути сообщения Древней Руси и охраняющих ее южные и северные границы.

Примечательно, что большинство находок и концентрируются на этих внутренних путях, соединяющих различные регионы Древней Руси. Кресты из серебра были характерны, прежде всего, для памятников, расположенных по пути «из варяг в греки». Часть распятий отмечают колонизационные маршруты на северо-западе и северо-востоке Новгородской земли (Чудь, Заволочье, Приладожье).