Возникает новый этносоциум «русь» как широкий надплеменой дружинно-торговый общественный слой, консонидирующийся вокруг князя, образующий его дружину, войско, звенья раннефеодального аппарата, наполнявшего города «Русской земли» безотносительно к племенной принадлежности, и защищенный княжеской «Правдой роськой». Начало образования «Руси» в качестве особого социального слоя следует отнести ко времени первых славяно-скандинавских контактов на территории Северной Руси, то есть к концу VIII— началу IX в. Гипотеза В. А. Брима, предлагавшая выводить термин «русь» из древне-северного drots (rops — по версии Е. А. Мельниковой и В. Я. Петрухина) через финское ruotsi, предстает сегодня как одна из наиболее достоверных. Однако в своих контактах с Южной Германией, где уже в первой половине IX в. надежно фиксируется этноним ruzzi, этот общественный страт, как показывают исследования В. А. Назаренко, предпочитал пользоваться славянской формой самоназвания, что отражает процесс его инкультурации в местную среду. Реальным местом образования нового слоя древнерусского общества выступает Северная Русь и прежде всего Старая Ладога как зона контактов славян и скандинавов в контексте финно-угорского субстрата, дававшая соответствующий археологический материал и имевшая необходимые лингво-исторические предпосылки. К началу XII в. название «Русь» утрачивает свое значение социального термина, этот слой окончательно растворяется в массе восточного славянства, оставляя ему свое название и самосознание. Завершается сложение древнерусской народности.