Сознавая свою особую миссию в раннехристианском обществе, дружинники вписывали ее в свои молитвенные граффити, как если бы они были священниками. Характерно, что такое особое отношение к воину в молитве сохранилось в литургической практике до сих пор. В современной приходской жизни записки, подаваемые за здравие и за упокой, кроме духовенства выделяют имена воинов как раз указанием на их воинскую принадлежность. Истоки такой практики, несомненно,

лежат в соответствующем прошении на ектенье, когда община молится «о стране, властях и воинстве». В древнерусском варианте — «о князе, синклите и воях его». Однако здесь воины выделяются духовенством и молящимися из общего ряда имен, тогда как в граффити они сами себя идентифицируют как дружинников в молитвенных призывах индивидуального характера. Для этого требуется особое самосознание, понимание своей ответственности и роли в культуре христианского общества, что существенно отличает Древнюю Русь от современности.

В числе проявлений воинской культуры среди надписей граффити отдельно необходимо отметить рисунки, изображающие воинов. Они в значительном количестве найдены на стенах Софийского собора в Киеве. Реалистическое изображение воина в шлеме и с мечом присутствует на южной алтарной стене в приделе святых Иоакима и Анны. В апсиде Георгиевского придела изображен воин в остроконечном шлеме, в правой его руке стрела или короткое копье, в левой — лук, как считает А. С. Высоцкий. Однако, по нашему мнению, это скорее павеза подпрямоугольной формы.

Воинские рисунки известны и в других храмах. В северном притворе церкви Успения Божией Матери в Старой Ладоге известны граффити XII—XIII вв. с изображением всадников, один из которых держит копье наперевес, а другой поднимает его вверх. Впрочем, возможно, что в руке у него не копье, а крест.