В данном случае нам интересно местоположение государевой казны. Первая отписка определенно сообщает, что она помещалась «в ружных церквах Воздвижения Честнаго Креста да верховных апостол 11етра и Павла, а в пределе Леонтий Ростовский, каменные». И. К. Лабутина разделяет обе церкви в пространстве, очевидно, отождествляя Крестовоздвиженскую церковь с соответствующим храмом на Государевом (Княжем) дворе. Второе посвящение оставлено исследовательницей без точной локализации, однако считается, что придел свт. Леонтия Ростовского существовал у некоего храма Святых Петра и Павла. В рассредоточении городского арсенала по подклетам разных храмов нет ничего невероятного. Однако новая, майская, отписка упоминает лишь «церковь Воздвижения Святого Креста». При этом контекст обеих докладных записок без чрезмерных допущений, возможно, интерпретировать таким образом, что все три

упомянутых престола составляли единый храмовый комплекс.

Это становится очевидным, тем более, что историографией оказалось упущено еще одно упоминание храмового посвящения в честь св. Леонтия, определенно связанное с Государевым двором. Писцовая книга Григория Мещанинова и Ивана Дровнина 1585— 1587 гг. упоминает Петрушку Никитина, «Левонтьевского дьячка с Государева двора». Таким образом, на Княжем дворе, одновременно с Крестовоздвиженским, имелся престол в честь св. Леонтия, который мы рассматриваем как придельный. Упомянутый в отписке 1636 г. престол в честь свв. Петра и Павла также стоит локализовать на Государевом дворе в «придельной» близости к главному Крестовоздвиженскому храму, что подтверждается источниками XVII в., сообщающими, что Петропавловский храм на Государевом дворе был разобран за ветхостью в 1694— 1695 гг.