Такая же легенда существует и в отношении митры Александрийских архиепископов еще в эпоху поздней Античности. Сегодня высшее духовенство Православной церкви совершает ряд богослужений в головных уборах, митрах и камилавках, снимая их в наиболее торжественные моменты службы. Так, например, епископ, который велегласно читает Евангелие, в этот момент снимает митру, тогда как другие архиереи, слушающие его чтение, остаются в головных уборах.

Все это подтверждает наше мнение, что ношение головного убора в храме, как, кстати, и нахождение в церкви с холодным оружием, было в эпоху раннего Средневековья особой привилегией правителей государства и местного нобилитета. Вспомним, что перед битвой в 1270 г. князь Довмонт в Пскове подходит за священническим благословением прямо к алтарю Троицкого собора непосредственно со своим мечом. В этом смысле миниатюры Радзивилловской летописи, изображая князей входящими в церковь в их головных уборах, ничуть не грешат ни против исторической правды, но против церковных канонов. Трудно сказать, когда эта традиция прекращается на Руси. Известно, что поводом для ссоры митрополита Филиппа и Ивана Грозного 28 июля 1568 г. явилось то, что один из опричников не сразу снял черную шлычку в Успенском соборе. Впрочем, уже в Стоглаве (1551) осуждаются люди, стоящие в церкви во время богослужения в тафьях и шапках. Однако когда поляки в 1605 г. на венчании великого князя Дмитрия Ивановича пришли в Успенский собор Московского Кремля в шапках и с саблями, согласно традиции и ввиду уважительного отношения к происходящему событию, то русские обвинили их в кощунстве и нарушении церковного этикета. В истории России середина XV—начало XVII в. — период существенных изменений в культуре, идеологии и традициях.