Подобные кресты есть в Бирке (Швеция), а их прототип известен с VII в. Основной ареал их распространения — Балтийский регион (Финляндия и Литва, древности пруссов), а также Владимирские курганы. Возможно, в данном случае мы имеем дело с реминисценцией далекой византийской традиции, уже плохо осознававшейся ее поздними продолжателями.

В целом самостоятельного ювелирного решения крестовидные элементы конской узды в Древней Руси не имели. Во всех немногочисленных случаях в их оформлении чувствуется византийское или венгерское влияние. Квадрифолийные по форме бляшки известны в погребении в Чернавино (Старая Ладога). Их ранняя дата и чрезвычайная удаленность от центров христианизации могли бы снять с повестки дня вопрос об их связи с христианской культурой, если бы не характерные диски на концах, аналогичные встреченным на крестах скандинавского типа XI—XII вв. и на филигранных крестах из Бирки (Швеция) и Тарту (Эстония) X—XI вв.

Комплексы конской упряжи, происходящие из погребений в Северном Причерноморье (Гаевка, Среднее Подонье; Каменка, Екатеринославская губерния; Сарайлы Кайат, Таврическая губерния) датируются в целом XI в., но вряд ли принадлежат древнерусской культуре. Очевидно, это богатые кочевнические погребения на самых границах печенежской орды. Крестовины из Гаевки и Сарайлы относятся к самым роскошным наборам в раннесредневековой Восточной Европе. Позолоченные углубленные части гаевских накладок заполнены рубчатым поребриком и выделяются на светлом серебряном фоне, представленном растительными мотивами. Стилистически эти предметы входят в круг византийской орнаментики и могли быть изготовлены венгерскими ремесленниками. Подобные предметы в качестве подъемного материала происходят с территории Киевщины и Херсонщины.