Известно о связи Шимона с Киево-Печерским монастырем, поскольку именно его пояс стал мерой, в которую была заложена Успенская церковь. Его сын Георгий Шимонович становится тысяцким в Суздале после 1091 г. Несмотря на высокий ранг воспитателя — «кормильчича» — княжеских кровей и предпринятое им активное церковное строительство, он все же, как и вся дружинная культура, ушел с магистрального пути развития древнерусского государства и, будучи вовлечен во внутрирусскую колонизацию, был вынужден осваивать его северо-восточные окраины.

Таким образом, история материальной культуры определенно демонстрирует нам изменение воинской культуры и менталитета Древней Руси не позднее XIII     столетия. Позволив себе изначально назвать древнерусского дружинника «miles Christi» с учетом того, что духовенство оказалось предельно не выражено в системе «державы Рюриковичей» ни социально, ни идейно, ни юридически, мы тем самым подчеркнули имманентность христианского этноса воинской организации. Это предполагало органичность военно-религиозного сознания того времени, гармоничность сочетания креста, меча и топора в быту и Гжтве, что естественным образом находило отражение в духовной и материальной культуре эпохи. Однако в дальнейшем воинский компонент российской истории развивался именно в оппозиции к охарактеризованной выше системе ценностей.

Естественно, эти исторически противоречивые элементы образовались не вдруг. На протяжении долгого времени они сплетались в сложные социокультурные комплексы, которые в эпоху Московской Руси стали определять современную ей культуру. Речь идет о трансформации пространства, времени и идеи — ключевых явлений, ставших компонентами «Святой Руси», категорий народной средневековой культуры, отразившей официальную идеологему Москвы как «Третьего Рима».