Так, в 1177 г., в начале сентября, князь Глеб пожег Москву и Владимир.

Наши наблюдения подтверждаются и знаменитой историей «Игорева полка» 1186 г. Для исследователей всегда оставалось загадкой, почему поход князя-неудачника остался запечатлен в древнерусском сознании пространной летописной статьей и даже поэтическим произведением. Однако нам представляется, что для человека Древней Руси важное значение имели не только возможная назидательность, но и обстоятельства времени, в которое совершался сам поход.

Летописная повесть о походе Новгород-Северского князя в Ипатьевской версии буквально насыщена хронологическими подробностями. Известно, что Игорь Святославич отправился в экспедицию 23 апреля, в Светлый вторник. Кстати, в этот же день совершается память и воина-великомученика — св. Георгия. У нас нет достаточных оснований полагать, что Георгий-Победоносец, как его называет народная традиция Нового времени, уже в эпоху Древней Руси воспринимался как покровитель воинского ремесла. Однако вполне осмысленная апелляция к тезоименитому святому, отраженная в выборе дня выступления в поход, представляется несомненной. Решающий бой с половцами происходит в ночь с пятницы на субботу. Несмотря на то что воскресенье в Древней Руси не было днем, когда запрещались военные действия, летописец сознательно отмечает, что разгром полка приходится «на день святого воскресения», когда «наведе. Господь гнев свой, в радости место наведе. печаль». Впрочем, здесь все может быть осмыслено в соответствии с известной пословицей: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». Пока военная удача сопутствует войскам, можно воевать и в воскресенье, когда же они терпят поражение, есть смысл вспомнить о святости воскресного дня. Освобождение князя совершается в пяток вечером, т. е. опять накануне воскресного дня.