На момент клятвы воин оказывался безоружным и беззащитным.

Мы видели, что главным моментом клятвы оружием является факт расставания воина с его воинскими атрибутами. В момент клятвы они оторваны от него, разлучены с ним, поскольку положены на землю. Точно так же Ольгов щит остался висеть на вратах Царьграда и после его возвращения домой. В сопоставлении с только что сделанными наблюдениями важно отметить общекультурные элементы клятвы оружием, которые хорошо отразились в поздних миниатюрах Лицевого Свода XVI в. при описании событий конца XV—начала XVI в. На них изображается «шерть» — особая форма клятвы-присяги восточных союзников Москвы — остяцких князей и татарских мурз. Характерно описание остяцкой шерти 1484 г., когда «на медведно (медвежью шкуру) покинули две сабли со три и с золота воду пили». Очевидно, сам чин обряда включал в себя ритуальную чашу, в которой можно увидеть намек на общую трапезу, разделяемую братьями-союзниками, сопряженную с временным отказом от ношения оружия, как мы уже видели это в клятвах Руси X в. Сами миниатюры традиционно изображают две группы договорников, обряд пития из золотой чаши и стол, на котором изображены два или три параллельно лежащих меча. Иногда на столе присутствует зеленовато-коричневая масса, изображающая землю, которая, в свою очередь, свидетельствует о заключении союза навечно, «в одерень».

Этот термин связан с присягой на дерне.

Оружие является в летописном тексте и этическим индикатором, определяющим ценностные качества человека. На переговорах князя Святослава Игоревича с Византией в 971 г. император Иоанн Цимисхий с целью испытания противника дважды посылает ему дары: в первый раз — золото и поволоки, во второй — оружие. Потребовав спрятать сокровища и не проявив к ним никакого интереса, Святослав, напротив, уделил много внимания присланному оружию.