Именно в этой среде, в атмосфере скуки караульной службы, и могли возникнуть рисунки, сублимирующие сокровенные мужские желания. A la guerre comme a la guerre!

Феномен «киевского блок-поста» не одинок. В ином смысле интересны археологические исследования Л. В. Дучиц в Браславском Поозерье, располагавшемся по течению Западной Двины несколько ниже древнерусского Полоцка. В результате работ на городище Маскавичи было выявлено поселение, которое по характеру своей материальной культуры вполне сопоставимо с местом дислокации воинского гарнизона, выполнявшего в XI—XII вв. функции пограничной заставы. Находки оружия, наличие престижных пещей городской культуры (энколпионы, пряжки, фибулы), обилие бронзовой посуды (как тут не вспомнить алюминиевые миски и армейские ложки «в сапоге»!) в контексте вырезанных на костях рунических надписей определенно говорят о проживании здесь воинского контингента, в состав которого входили и скандинавы. Здесь же найден и нательный крест в виде «подвески скандинавского типа», которые мы отнесли к характерным признакам дружинной культуры XI века.

Кроме таинственных рун на костях, сохранились и рисунки, отражающие духовный мир местной казармы. Часть из них хорошо вписываются в изучаемую нами идеологию «Христова воина». Так, мы можем здесь увидеть дружинника в островерхом шлеме и, возможно, в кольчуге. Над ним изображен крест с расширяющимися концами. Другой рисунок можно воспринять как сцену паломничества на корабле по морю и на коне по суше, целью которого является прямоконечный крест, разделенный на квадраты со вписанными треугольниками. Кстати, тема паломничества скандинавов в Святую Землю и тема пребывания их в Полоцке и его округе хорошо связываются между собой повествованием северных саг.