Паломник объясняет их появление в храме «незабытия ради» 30 сребреников Иуды Искариота. Там же, согласно описанию, у великого алтаря «вчинен щит Константинов», который служит своеобразным дискосом для агнца во время таинства Евхаристии и причащения мирян.

Создание подобных венцов, украшенных по диаметру драгоценными подвесками, было широко распространенной практикой у народов, подражающих Византии. Такие венцы были созданы для вестготского короля Рецезвинта (649—672). Выполненные в традиции полихромного стиля, они были найдены в составе клада в Гвариззаре и хранятся теперь в Национальных музеях Мадрида и Парижа. Такая практика имела свои основы в геополитике Ромейской империи.

Факт хранения императорских инсигний и одежд в алтаре храма Софии Константинопольской засвидетельствован императором Константином Багрянородным в сочинении «Об управлении империей». Здесь он предостерегает своих преемников от необдуманных дипломатических подарков, отправляемых по просьбе хазар, тюрков или россов к этим племенам. Просьба может касаться царских одеяний, в частности венцов или мантий, которые, согласно утверждению самого Константина, имеют нерукотворный характер, поскольку были посланы через ангела императору Константину Великому. Ангел повелел положить эти одеяния в великой Церкви и не каждый день облачаться в них, а лишь когда случается великий всенародный праздник. Они подвешены над святым престолом в алтаре и являются украшением церкви. Прочие же одеяния и облачения разостланы поверх святого престола. На Рождество патриарх посылает облачения василевсу на время торжественной процессии, после чего они возвращаются в алтарь.