В эту эпоху определенная эволюция символики, функций и орнаментики предметов материальной культуры происходит не только с воинскими шлемами и головными уборами знати. С 1843 г. известна найденная в г. Сарае на Волге чаша князя Владимира Давыдовича (1139—5 мая 1151), черниговского князя, погибшего в уже известной нам битве на Руте, где он выступал в союзе с половцами. Представляется, что эта чаша из разряда обычной посуды дружинного застолья, которое, как мы видели, было весьма характерно для домонгольской Руси и «дружины Господней». Чаша несет на себе оригинальную надпись: «А се чара князя Володимира Давыдовича. Кто из нее пьет, тому на здоровье, а хваля Бога своего Осподаря великого князя». Эпиграфические исследования А. А. Медынцевой позволили установить, что на чаше существует намеченная, но так и не вычеканенная надпись «не упьется», которая, очевидно, предостерегала пользователя от злоупотреблений.

При прочтении надписи возникают трудности в расстановке запятых в конечной части предложения: неясно, именовал ли себя Владимир Давыдович «великим князем». Полагаем, что поскольку сама титулатура великих князей приходит на Русь в XIII в. вместе с монголами и их попытками установить здесь хоть какую-то псевдофеодальную иерархию путем выделения Великого княжества Владимирского и выдачи ярлыка на местное княжение, то черниговский правитель именовал себя все же в надписи князем, а Бога признавал «своим великим Осподарем». Характерно, что на чаше разделители букв надписи представлены в виде омеги и процветшего креста — осознанно христианских символов. Такое сочетание дружинного атрибута и религиозной символики вновь уверенно свидетельствует о воплощении в этом памятнике идеологии «дружины Господней».