Однако до конца эсхатологические образы, связанные с конем, так и не были изжиты. Появление татар на русском политическом горизонте в 1223 г. вызвало у летописца апокалиптические ассоциации как конкретное исполнение пророчества святителя Мефодия Патарского. Тот факт, что татары были, прежде всего, в глазах современников, представлены конницей, подразумевается из сопоставления «народа незнаемого» с печенегами. Не менее характерна и сцена боя Евпатия Коловрата. Это был именно конный бой, так как повесть свидетельствует, что герой «сильные полки татарские проезжая, бил их нещадно яко и мечи притупишася». Образ конного всадника и его ярость были оценены современниками в лице татар соответственно — «яко мертви восташа». Эсхатологический аспект такого «воскресения» конного воина несомненен.

Не менее оригинальным свидетельством сакрального восприятия оружия и религиозного отношения к нему является использование в древнерусской культуре архаических каменных орудий и предметов вооружения эпохи неолита и бронзы. В этнографии эти предметы известны как «громовые стрелы», которые в сознании русского крестьянина обладали магической силой. Очевидно, совершенная форма предметов, не известная в современной культуре и делающая их тем самым «инаковыми» по отношению к ней, и идеально обработанная поверхность привлекали внимание средневекового русича. В настоящее время невозможно однозначно ответить на вопрос, расценивал ли человек Средневековья эти необычные находки как предметы древнего вооружения, однако способ их инкультурации в древнерусский быт во многом аналогичен манере обращения с современным воинским оружием, а также отношению к нему. Речь идет о нанесении христианских символов и иконографических изображений на неолитические предметы.