Зачастую воин и клирик, принадлежат к одной древнерусской общине, к одной социальной организации, оказываются вместе в боевом походе, который сталкивает их лицом к лицу с языческой иноэтничной культурой, зачастую весьма агрессивной. Эти факты хорошо прослеживаются по письменным источникам, они также зримо запечатлены в древнерусской материальной культуре. Лишь с течением времени, по мере исчезновения архаичных особенностей древнерусского общества и в результате длительной борьбы епископата за юрисдикцию над местным духовенством, русские клирики начинают постепенно приобретать ярко выраженные сословные черты. Вообще эпоха Древней Руси резко отличается от последующих периодов российской истории своим своеобразным «неклерикальным» характером. В эту эпоху духовенство не только не противопоставляло себя остальному обществу, но, напротив, пользовалось авторитетом именно благодаря удивительному единению с этим обществом, что делало роль общины в церковной жизни чрезвычайно значимой. Сознание рядовыми людьми Древней Руси своей «культуртрегерской миссии», даже, если угодно, «священнического достоинства» (с учетом библейской концепции этноса как «царственного священства» и «святого народа») и позволило нам дать книге именно такое название.

Этико-религиозные основания деятельности воинов в Древней Руси не могли изменить «человекоборческий» характер войны, преобразить ее, сделав гуманнее. Вооруженная деятельность милитаризованных индивидуумов и групп населения была в эпоху Средневековья, по выражению академика Б. Д. Грекова, не только «постоянным промыслом», но и «единственным методом разрешения всякого рода внешнеполитических проблем».