В свое время в науке господствовало положение о двойственности источников формирования христианской идеологии европейских народов, включавшей в себя как официальную церковную доктрину, так и религиозное дохристианское наследие, равноправное взаимодействие которых осуществлялось в конкретной социально-исторической среде. Однако попытка увидеть в идеологии христианского оружия пережитки дохристианских верований оказалась бесперспективной. Это совершенно не означает, что в языческом мире не существовало культа оружия и священного трепета по отношению к вооруженному человеку. Но похожее не означает тождественного и близкородственного, как и «после этого» означает «вследствие этого», и феномены дохристианской и христианской эпох могут находиться лишь в типологической близости, но не в генетической связи. Низверженный Марком Блоком «идол происхождения», генетический метод, которому зачастую поклоняется историк, вновь способен разыграть с профессиональным сообществом злую шутку.

На наш взгляд, большинство отмеченных историографических сложностей и противоречий происходят от обилия «общих мест» в восприятии проблемы. Главные исследовательские стереотипы связаны с представлениями о пресловутой «трансформации» христианства в истории, которая оценивается с точки зрения сегодняшней идеологии, будь то идеология секуляризованного общества или христианского фундаментализма. Однако в истории изменяется не само христианство, основные положения которого зафиксированы как ТЕКСТ, а окружающий его и порождаемый им культурный КОНТЕКСТ как исторически обусловленная форма христианской культуры на различных этапах ее развития. Этот контекст не тождествен библейской экзегезе, хотя и близок ей по методологическому характеру.