Первым, кто ввел в обиход ценности античного учения о воинской славе и царской доблести, был архиепископ Ростовский Вассиан Рыло, который в 1480 г. отправляет свое знаменитое «Послание на Угру», адресованное князю Ивану III. Именно здесь, на наш взгляд, впервые появляется топика Нового времени, характеризующая образ идеального правителя, которая впоследствии станет привычной в подобных обращениях: «Слыши, что глаголет Димокрит философ: первый князю подобает иметь ум ко всем временный, а на супостаты крепость, и мужество, и храбрость, а к своей дружине любовь и привет сладок». Собственно, архиепископ использует здесь знаменитую «Пчелу» («Книга речи и мудрости от Евангелия и от апостол и от святых муж и разум внешних философов»), переведенную на Руси не позднее XIV века.

Эти же идеи повторяет, и послание протопопа Сильвестра царю Ивану Грозному из Сильвестрова сборника, ранее связываемое с именем митрополита Даниила. Они же пропагандируются архиепископом Новгородским Пименом во время Ливонской войны. В 1563 г. во время похода на Полоцк он обращается к великому князю с программным посланием, прилагающим, казалось бы, уже известные античные клише царской власти к личности и функциям правителя Руси. Помимо прочего, подобные послания напрямую прилагают ветхозаветные образы и символику мессианских псалмов к текущему политическому моменту. В литературе и искусстве наступает период, когда стремятся провести аналогию между русскими князьями и ветхозаветными персонажами. Так, образ Иисуса Навина становится центральным в росписи царских палат 1547 г., о чем можно судить по описанию, сделанному Симоном Ушаковым в 1672 г.