Учитывая допустимость и даже обязательность для царей русов многоженства (по восточным источникам первой традиции и особенно — Ибн Фадлану, не говоря уже о более поздних сообщениях летописи о Владимире Святославиче), эта триада: Игорь — Ольга — Святослав выглядит достаточно странно.

Принимая во внимание взаимосвязанность, достоверность (без некоторых легендарных деталей), хронологическую «плотность» событий 40-х, может быть — середины 50-х годов X в., связанных с блоком сведений Игорь — Ольга — Святослав, возможны следующие решения с походом Олега, — вымысел летописца (зарубежные византинисты 30-40-х годов XX в.), соединившего данные сказаний-саг, описания похода Аскольда и Дира (и отчасти — договора 907 г.) и текст договора 944 г. Достаточно влиятельным, впрочем, является и доверительный подход к летописным известиям, существовавший при Татищеве, Погодине и Соловьеве. В соответствии с ним имели место и самостоятельное значение все упомянутые ПВЛ походы и договоры ру- си с греками. Относительно рассматриваемого блока сведений события 907 г. и «свещание», тогда произошедшее, рассматриваются как предварительное соглашение к договору 911 г. или даже как отдельный документ

Частичный контент-анализ данных отрывков в сопоставлении с окружающим летописным контекстом позволил нам прийти к следующим предварительным заключениям.

Текст летописного сообщения 907 г. явно распадается на несколько логично продолжающих друг друга, но разных по стилю, характеру и предполагаемым источникам частей, фактически одинаковых в Лаврентьевском, Ипатьевском и Радзивилловском списках ПВЛ. Вначале идет стилевое подражание хроникам, но с реальным содержанием (перечень племен — участников похода), взятым из разных частей Начальной летописи, «варяжской легенды», космографического введения и «Сказания о начале славянской письменности».