У славян торговля стоит отнюдь не на первом, как у русов, месте по количеству упоминаний и носит явно иной, «ярмарочный», характер в столичном городе (Джарваб)

Второе и, судя по всему, «параллельное» место в «хозяйстве» русов занимает разбой, прежде всего в виде морского и речного пиратства. «И они народ сильный и могучий и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море, нападают на корабли и захватывают товары» (ал-Марвази) Торговля и грабеж — две стороны одной медали в «хозяйстве» русов. Основной объект их нападений в IX в. — славяне, а по византийским источникам — и сама Византия. Русы служили как бы «мостом» между странами, где производятся мечи, водятся пушные звери и можно захватывать рабов, и теми, где они пользуются спросом и где в массовом масштабе чеканятся деньги (Рум и Халифат). Эти торговые пути, несомненно, проходят через земли славян, но не влияют на их хозяйственный уклад (естественно, в описаниях восточных авторов), если не понимать сообщение Ибн Хордадбеха в том смысле, что русы — купцы славян.

У славян на первом месте стоят животноводство (свиноводство) и бортничество.

Итак, налицо почти полное несовпадение или взаимодополнение в описаниях хозяйства русов и славян.

Блок «социальные отношения» — один из наиболее сложных в плане определения признаков, входящих в него. С одной стороны, грабеж как форма добычи средств существования, особенно в форме дани или кормлений как способов извлечения прибавочного продукта, может входить не только в «хозяйственный», но и в этот блок. С другой стороны, формы семьи могут быть отнесены к «быту и нравам», а наличие крепостей — к «военному делу».