Второй момент требует относительных и (по мере возможности) абсолютных хронологических привязок конкретных памятников, комплексов, находок, их групп и типов, что ставит в особое положение монетные клады (отдельные монеты более случайны) и особенно — типологию массового материала, керамики в первую очередь, и в силу специфики целей работы — предметов вооружения, а там, где возможно, — атрибутов и символов власти (эмблемы Рюриковичей на массовых предметах и т.д.).

Третье условие значительно повышает значимость факта наличия того или иного археологического признака формы, этапа и механизма становления государственности, но в то же время не позволяет абсолютизировать факт его отсутствия. Разрыв значений этих двух фактов тем больше, чем меньше степень обследованности той или иной территории, региона, зоны Восточной Европы для конкретного стадиального и хронологического периода.

Последние два момента не обязательно совпадают: разные части Восточной Европы, вошедшие в состав Древнерусского государства или сферу его влияния, проходят разные стадии политогенеза в разном хронологическом диапазоне.

Кроме того, археологическое (вещное) отражение потестарно-поли- тического явления, события, структуры или процесса всегда несколько запаздывает по сравнению с их реальным началом и продолжает существовать примерно в течение жизни одного поколения после изменения исторических реалий.

Из-за некоторой неадекватности самих реалий и их материального выражения этапы их изменений также не полностью совпадают.