В этой связи под осуждаемыми методом антитезы современными летописцу князьями подразумеваются Всеволод Ярославич и Святополк Изяславич, а под теми «погаными», которых «за наше несытство навел Бог», — половцы, опустошавшие окрестности Киева (в том числе Печерский монастырь) в 1093-1096 гг. Однако в тексте НПЛ предполагаемый Алексей упоминается не после, а до «Исакьи». Кроме того, этих двух васи-левсов («цесарей») разделяет свыше 20 лет и четыре императора (Константин X Дука, Роман IV Диоген, Михаил VII Дука, Никифор III Во- таниат), все правившие дольше Исаака Комнина. Непонятен принцип выбора василевсов и увязка «Лексы и Исакьи» воедино как определенного хронологического этапа. Вторая «пара» — Исаак II (1185-1195, 1203-1204) и Алексей III (1195-1203) Ангелы446 (последний в глазах летописца мог «слиться» с малолетним Алексеем IV (1203-1204) Ангелом). То, что судьбы этих императоров тесно переплетаются и повторное правление Исаака было позже, чем Алексея III, заставило, возможно, автора НПЛ поставить их имена вместе, но «Лексу» — впереди. Что касается идеи наказания за грехи, «несытство наше» (т.е. всех православных), то это могло быть (как впоследствии и произошло с описанием нашествия Батыя) в случае, если летописец писал после него, но изложение событий доводил до «Олексы и Исакьи». Однако Новгород, за исключением событий второй половины 50-х годов XIII в., татарское иго мало затронуло. Второй вариант — захват Константинополя, метрополии всех православных, «погаными» латинянами как раз при

Алексее IV и Исааке II Ангелах.