Нельзя исключить возможности включения хорватов в состав «империи» Болеслава Чешского, волынян (наряду с Червенскими градами) — в сферу притязаний формирующегося польского государства

«Двухуровневость» власти зашла в тупик. Исторические выходы из него лежали в искусственной консервации существовавшей этнополитической и социальной грани между «уровнями власти» при полной ликвидации даже видимости суверенитета «нижнего», т.е. вели к кастовому (в более мягкой форме) или исключительно насильственному корпоративно-эксплуататорскому государству (типа Руанды и Бурунди, Тевтонского, отчасти Ливонского орденов). В отношении древлян, чьи органы власти и знать были полностью ликвидированы, а их остаткам не позволяли влиться в правящую верхушку Руси — «Росии», проявляется именно эта тенденция развития. В плане применения конкретных механизмов Ольга действовала точно так же, как Болеслав II Жестокий, лично убивший и унизивший родовых старейшин племени

пшован, построивший на их земле и их руками новый град в свою честь и имя. В данном случае он вел себя не как старый племенной князь, связанный с подданными отношениями реципрокности, договора, а как покоритель и господин, хотя пшоване были присоединены к Чехии мирно, путем династического брака, а их княгиня Людмила даже стала первой чешской святой. Наместником в землю древлян назначается внук Ольги Олег (970 г.), а до его возмужания, вероятно, им оставался тот же Свенельд, что собирал с них дань до 945 г.

Но древляне воспринимались как мятежники394 Как относились Ольга и Святослав к равным им по рангу и иногда происхождению князьям Чернигова  и «внешней Росии» — неизвестно (лишь, по мнению В. Зоценко, Святослав начал свою военную активность с того, что уничтожил физически соперничавшую династию Левобережной «Росии» — Зоценко).