Итак, с финансовой точки зрения власть Святослава была для Руси необременительной, хотя и доходов его «имперская» политика никому, кроме его войска, не приносила. В итоге после гибели его дружины наиболее богатыми людьми в государстве оказались не его сыновья, а снова, как и в 945 г., «отроки» Свенельда и, возможно, «вой», вернувшиеся в «Росию» сухим путем. Таких было 22 ООО, хотя и не все из них вернулись на родину Византийские историки не говорят ни о дани, ни о сохранении росами добычи, но ПВЛ устами «переяславцев» однозначно свидетельствует, что Святослав «взем имение много у Грек и полон бесщисла».

Общество и государство, если брать только «Росию» и Новгород, при Святославе находились в достаточной гармонии. Особенное одобрение, как уже говорилось, получила финансовая политика Святослава у представителя «просвещенной общественности» Новгородской «республики» XIII в. — автора введения к НПЛ. Объективно именно для Новгорода деятельность Святослава имела самые благоприятные последствия в торгово-экономическом плане. В этой связи вполне объяснима положительная оценка Святослава и иных «древних князей» — «викингов» по роду деятельности именно в новгородском летописании. Вопреки ставшей уже традиционной точке зрения о тождественности преамбулы НПЛ по Толстовскому и Троицкому спискам и введения в Начальный (или «Второй Киево-Печерский») свод (А.А. Шахматов, Д.С. Лихачев, А.Г. Кузьмин, О.В. Творогов, В.В. Кусков и др.), мы считаем, что она создана не в 1095 г., а в начале XIII в., именно для Новгородской летописи и новгородским автором, а не переписана с Начального свода, вполне возможно включенного в ПВЛ. Аргументация первой точки зрения основана на отождествлении «цесарей. Александра (Олексы) и Исакья» с Исааком I (1057-1059) и Алексеем I (1081—1118) Комнинами.