Венгерские короли, справившись с сильными племенными вождями — родовой аристократией (с помощью немецких раннефеодальных рыцарей), наверстали свое в конце XI — начале XII в. присоединением Хорватии и,   позднее, Галиции. Русь, встретив преграды на Западе и Востоке (Волжская Болгария) и проверив последний раз «прочность» Византии на Юге, ограничилась натиском в Прибалтике и на Севере, половину сил тратя на оборону (в начале XII в. — контрнаступление на Степь: ее жители и были в основном воплощением «образа врага»). У поляков в качестве таковых были в основном чехи (особенно после похода Бржетислава II в 1039 г.), у чехов — поляки, у тех и других (хоть и в меньшей степени) — немцы, у датчан — саксы и в меньшей степени и позднее — славяне-вагры, какое-то время  — англичане (впрочем, тоже потомки саксов).

Чехия также приняла христианство «раньше времени» — отсюда смерть Вацлава и Людмилы, борьба с еще «не тронутой» христианством своей родовой знатью. На Руси главный эпизод борьбы со знатью северян, радимичей, вятичей, волынян, еще ранее — древлян, новой военной знатью Полоцка был завершен до акта смены религии, когда знать не успела оправиться от поражения и воспрепятствовать этому. Наоборот, своевременное принятие христианства закрепило политическую победу «интернациональной» дружины над племенной (точней, «вож- дийской») знатью. То же — в Венгрии: недаром христианскому королю в борьбе с языческой знатью пришли на помощь немецкие рыцари. В Польше христианство было принято только верхами с утилитарной целью — получить поддержку Чехии, а затем императора во внешней экспансии.