Действительно, в Южной Руси скандинавские древности (как, впрочем, и предполагаемые «дружинные лагеря» — кроме Белгорода и, возможно, Плисненска на Волыни) концентрируются в основном на Левобережье Днепра.

В свете возможного участия именно датчан (или зависимых от их конунга викингских дружин) несколько по-иному проявляется летописное сообщение 980 г. о раздаче «градов» некоторым наиболее «добрым, смысленым и храбрым» из варягов  и соответствующие ему, хотя и немногочисленные, археологические и топонимические данные.

Разделим аргументацию на две части: этническую и социальноранговую. Отметим достаточное количество предметов с орнаментацией в еллинг-стиле, датируемых не только периодом его бытования, но и более поздним (первая половина XI в.), когда в Дании он был уже изжит. Рукоять меча из Монастырища (Любожичи), кроме того, изготовлена в той из стран Скандинавии, которая имела наиболее тесные контакты с Англией, так как ее еллингский стиль был осложнен англо-саксонскими декоративными элементами. Это могла быть либо Дания, либо Норвегия — но последняя входила в державу Харальда Синезубого, и по данным саг, и по надписи на руническом камне из Еллинга, синхронной  описываемым событиям: «.Я, Харальд, завоевал всю Данию и всю Норвегию и обратил всех датчан в христианство». Покрытое резьбой в еллинг-стиле костяное изделие из Седнева (Сновска) является, вероятно, частью обломанного остроконечника — детали скандинаво-дружинного быта.