Указанная работа А.В. Майорова, исследующая ключевое, упомянутое одним из первых в «восточных» источниках этнопотестарное образование восточных славян, находится все же на грани не только с исторической этнографией, но и локальной историей. Это направление мы в данном обзоре не рассматриваем, однако следует упомянуть плодотворную, ведущую к обогащению методологии, в том числе —- в плане практического применения политической антропологии к русскому материалу, дискуссию между курскими учеными С.П. Щавелевым и В.В. Енуковым по поводу этнопотестарной интерпретации летописных «семичей» и «Посемья».

Еще одна особенность курских ученых, сближающая их (при всех разногласиях во взглядах на «конкретику»), если вглядеться «со стороны», — в целом успешные, хотя и в разной степени, усилия в сфере комплексного источниковедения и междисциплинарных подходов к «локальной истории».

Целиком решению источниковедческих задач в компаративистском и «личностном» аспекте, т.е. в третьем направлении, была подчинена научно-издательская деятельность сектора древнейших государств ИВИ РАН в начале XXI в. Она выразилась в изменении тематики ежегодных Чтений памяти В.Т. Пашуто (в 90-х годах XX в. преобладал международно-компаративистский аспект). Соотношение «исторической памяти» и реальности, правды и вымысла, влияние личности автора и стереотипа описания на источник — вот только некоторые проблемы, которым были посвящены эти конференции (список прилагается в библиографии). Исключение составила XIX конференция (2007 г.), посвященная политическим институтам89, однако XXI конференция (2009 г.) вновь возвращается к традиционной проблематике: «Автор и его источник: восприятие, отношение, интерпретация».