Если научные интересы В.Я. Петрухина, считая примерно со статьи 1987 г., начали с русско-скандинавских связей и аналогий государственного развития смещаться в сторону Южной Руси и Хазарского каганата, то Е.А. Мельникова продолжает сохранять верность традиционной тематике, но на новом методологическом уровне. Используя терминологию политической (в ее статье — социальной) антропологии, Е.А. Мельникова определяет «племенные княжения», возникающие на базе «этносоциальных племен», как «догосударст- венные потестарно-политические структуры — „вождийства“ (такой перевод термина chiefdom принадлежит ей. — Е.Ш.), стоящие над ранжированным обществом». Первой ступенью государственности на Руси Е.А. Мельникова считает конфедерации племен, среди которых ведущую роль в образовании единого государства играла «Северная». В социальном плане им соответствует «стратифицированное общество», в политическом — «раннее государство» (1993) «дружинной  формы».

Применение подобной классификации представляется нам вполне приемлемым для древнерусских реалий и является, по сути, первой попыткой такого рода среди специалистов по истории Руси.

Вместе с тем Е. Мельникову можно считать в этом аспекте и преемницей «процессуалистов» отечественной историографии (В. Мавродина, И. Шаскольского, М. Свердлова), не искавших обоснование своих периодизаций в зарубежной антропологической науке.

Достаточно четким манифестом «этапности» и полилинейности процесса политогенеза в отечественной русистике можно считать следующие положения Е.А. Мельниковой, с которыми мы отчасти солидаризируемся.