В политической антропологии (и этнологии) есть понятия «акефальное», «эгалитарное», «иерархическое», «ранжированное», «стратифицированное общество», но никак не потестарное. Последний термин означает отношение власти и властвования, систему управления, т.е. является эквивалентом термину «политический», только для других (догосударственных) этапов государствогенеза. Для этапа «сложных вождеств» можно сказать, что потестарные отношения здесь сменяются политическими, а в фазе расцвета этого этапа (для Руси — это «двухуровневая» держава предгосударственного уровня при Олеге и Игоре) они сосуществуют в определенном равновесии и бинарной оппозиции друг другу. Если акцентировать внимание только на ведущих, знаковых признаках, то потестарность характеризуется отношениями реципрокности (взаимовыгоды) между властью, органами управления и обществом, и понятию «политический» более соответствует «господство — подчинение», право и возможность применять силу внутри своего социума. В социокультурной антропологии тип высокоорганизованного общества («иерархия») даже противопоставляется власти, т.е. государству вообще.

Впрочем, можно подойти к фразе В.В. Пузанова о «несовместимых стилях и технологиях» не с методологических, а с «диагностических» позиций. Ведь Восточная Европа IX в. — действительно конгломерат разноуровневых и разнотипологических протогосударственных образований, а держава «Росия» (по терминологии Константина Багрянородного) в X в. была не только разноуровневой, но разнотипологической, что называется — «сложносоставной».