У летописца (если имеется в виду автор «Начального свода» или «Повести временных лет»), писавшего в конце XI — начале XII в., никаких контактов с Ганзою быть просто не могло по причине отсутствия последней в это время. Что касается норманнов, то «положительные» контакты с ними также ослабели именно в данный период (за исключением эпизодических династических связей с Данией), «отрицательные» — борьба Швеции и Новгорода за Северную Прибалтику — еще не наступили. Претензии, естественно, к Гедеонову, — но именно Фомин считает его наблюдение «тонким».

Использована с точностью до обратного смысла часть цитаты из В.О. Ключевского, посвященная в первоисточнике иронично-саркастической критике так называемых историков-патриотов (для XIX в. — так называемых антинорманнистов). Фраза «ученые вступили в полемику с летописцем, перестав быть его комментаторами, и хотят не только доказать, что он написал неверно, но и указать ему, что он должен был написать» относится ко всей новой литературе, посвященной варягам и варяжской легенде, вышедшей после книги Гедеонова. Написана фраза в 1876 г., с которым в основном (попутно затрагивая Иловайского, Костомарова, Гедеонова) и полемизирует В.О. Ключевский. Из этой рецензии видно, против кого конкретно была направлена вышеприведенная фраза. И.Е. Забелин, хотя тоже не впервые, выводил «велетов-русь», как и сейчас А.П. Кузьмин и его последователь В.В. Фомин, с о-ва Рюген, хотя и непоследовательно (не отказываясь и от Пруссии), «но здесь опять мешает правдивый летописец, который прямо указывает жительство призванной руси на западном

краю Поморья, возле датчан и англов.