В конце IX — 40-е годы X в. скандинавы составляли самый важный «иностранный» компонент «государственной дружины» сложного вождества во главе с «русью», занимая второе место после самой правящей дружинной верхушки под этим названием в военной иерархии «варварской» державы имперского территориального типа (двухуровневого государства). Середина X в. означала территориальный регресс державы взамен явного социально-политического прогресса «толчкообразного» характера ее ядра. При Ольге началось положительное воздействие Византийского «зрелого» государства, частично обновляющегося на путях феодализации. Но воздействие это имело ограниченную самой правительницей сферу, поскольку, за исключением земли древлян, ставшей доменом и по типу — ранним государством, остальная территория державы была отделена от византийского уровня как минимум одним этапом развития. На Руси — финал «сложного вождества», в Византии — финал чистой бюрократической монархии, находившейся на переходе (не завершенном) к сложнотипологической модели (бюрократически-феодальной). 60-е годы характеризуются отрицательным воздействием Византии, так как она, хотя и была частично жертвой агрессии, отвлекла активные силы Руси от позитивного процесса государственного созидания, отодвинув момент перехода к внутренней эксплуатации, хотя и стимулировала создание главного субъекта и инструмента последней — «большой дружины».