Ведь к Владимиру, в случае такого допущения, попали непосредственные участники только что завершенной аналогичной деятельности Харальда в Дании. Отсюда и сходство конструкции укреплений «дружинных лагерей», и общий замысел укрепленных пограничных линий против печенегов, в Европе того времени имевший предшественников лишь в Дании (Кограбен, Даневирке). Нельзя исключать и влияния чешских советников двух жен Владимира. В Чехии Болеслав II завершил длившееся уже 100 лет объединение племенных княжеств. Возможно, строительство градов вокруг Киева, помещенное в летописи под 988 г., — не только аналог, но и прямая попытка заимствования «градской системы» дружинного государства в Чехии, тогда как идея «лагерей» и общегосударственной системы укреплений могла возникнуть под влиянием датского государственного опыта. Переселенческая же политика начала действовать сразу по возвращении Владимира из Византии и начала христианизации страны, его действия выглядят чрезвычайно продуманными, решительными и в то же время осторожными Он воссоединяет только те земли, которые входили в державу Игоря, стараясь не затрагивать «чужого» (во внешнеполитическом плане), в отличие от своего отца. В некоторых случаях, на спорных и не имеющих «хозяина» землях, также происходит как бы «проба границ». Встретив сильное сопротивление и, очевидно, не желавшую

подчиниться Киеву сформировавшуюся структуру, Владимир вовремя останавливался, не давая себе увлечься «имперской» химерой. Этим, возможно, объясняется и знаменитая фраза летописи о невозможности покорить болгар, которые ходят в сапогах.

Механизмы консолидации государства и его трансформация в «раннее» государство «дружинной формы»

При Владимире внимание удалялось не столько «завоеванию» земель (это уже происходило неоднократно), сколько их закреплению. Для этого использовались уже не военные методы.