В целом, однако, можно констатировать в основном региональный либо узкотипологический характер исследований, базирующихся на данных «неписьменных» источников, если же специалисты по конкретному региону выходят на уровень общедревнерусских обобщений, то зачастую и даже как правило при этом используются в первую очередь результаты анализа «своих» материалов, что, с одной стороны, естественно и оправданно в аспекте профессионализма, но методологически как минимум не бесспорно.

В связи с этим, несмотря на большую, в том числе и базирующуюся на археологических источниках, историографию образования Древнерусского государства, остается перспективная исследовательская «ниша» в этой области. Прежде всего она заключается в разработке методологических и методических аспектов применения данных археологии и иных специальных исторических дисциплин для реконструкции потестарно-политических структур и процессов, в рассмотрении их на максимально широком историческом и сравнительно-типологическом фоне.

Историографические тенденции начала XXI в.

Отметим наличие, по нашему мнению, трех главных направлений в развитии исторической мысли в сфере древнерусского государствогенеза.

Первое — сохранение и развитие «концептуального» подхода, причем как с преобладанием «индуктивных» методик (при привлечении и методологии, и понятийного аппарата политической (социокультурной) антропологии), так и «дедуктивных» — с помощью подведения под готовую теорию новых доказательств и фактов. Условно это направление можно назвать также «структурно-процессуальным» — по цели исследований.

Второе направление — «этногенетическое», в котором также можно выделить два подхода.