Одна и та же функция, но взятая в разных системах отношений, может быть отнесена к разным из трех групп. Абсолютно то же можно сказать и о разных способах извлечения избыточного продукта исключительно для нужц «руси», отчасти — словен. По отношению к «славиниям» «Росия» не выполняет никаких «общенародных» функций , ибо своего купечества (не путать с таковыми у «внешней», Северной «Росии»), заинтересованного в нормальном функционировании международных торговых путей, они не имеют, внешней опасности нет (русская не меньше хазарской, «варяжская» не отменяется). Экономическая заинтересованность в походах на Византию также отсутствует, так как даже правящая верхушка «нижнего уровня» была устранена от доли в добыче, дани, торговых привилегиях. В итоге мы видим по вышеперечисленным показателям «двухуровневое государство», но с сильным «креном» в сторону «корпоративно-эксплуататорского», так как нижний уровень власти хотя и сохраняется, но не имеет общих функций, источников дохода, линий отношений с «обществом», с верхним уровнем. Между двумя уровнями власти фактически (за исключением гипотетического использования русской дани правителями «славиний» в своих фискально-идеологических целях) нет связующих их политико-экономических интересов. Некоторый запас прочности такому государству придавало наличие «третьей силы» — «внешней Росии» и Новгорода (или «Словен») в особенности, но оно не могло быть долговечным, базируясь лишь на военном превосходстве, внешних успехах и разрозненности «славиний» перед «Росией». Этот факт интуитивно подметил еще Н.М. Карамзин: «Тишина опасна для воинственной державы (Олега)», которая должна доказывать свое право на власть посредством регулярной демонстрации военного превосходства и получения богатств из-за ее рубежей.