В реальности же они делились по своей «социальной» сути минимум на три вида (добавим элементы добычи и единовременной дани-контрибуции как наказание за «мятеж» и выкуп за убийство Игоря, по «обычному праву»), но самим древлянам от этого не стало легче: нет никаких данных об облегчении «налогового бремени» при Ольге, по сравнению со временем князя Игоря. Три вида установленных ею платежей сравнимы с тремя данями Свенельда/Игоря, только они носили более цивилизованный, «юридически» обоснованный характер. Это — выросшие из внутренних сборов в пользу «своего» князя Мала и перенятые на себя Ольгой «уроки»; платеж в пользу вышестоящей власти (знак «завоевания» и подчиненности) — дань в Киев; и, возможно, результат формирующихся представлений о домениальной земельной собственности — дань-рента лично Ольге на Вышгород

Признавая реформаторский характер деятельности Ольги в сфере древлянских «уроков» и «даней», не считаем возможным на основании летописных данных расширить сферу их применения за пределы именно этой бывшей «славинии», составившей затем Правобережную и основную часть Киевской земли, «домена» Рюриковичей. Что касается остальных «славиний», то о них ни при Ольге, ни при Святославе, ни при Ярополке нет никаких данных — бралась ли с них дань в пользу киевских Рюриковичей или нет.

«Налоговая реформа», безусловно, коснулась некоторых частей «внешней Росии», в частности Новгородской земли. В вопросе о «северной» части дани главная источниковедческая проблема — «оброки», упоминаемые во всех ранних редакциях ПВЛ, но отсутствующие в НПЛ. Лаврентьевская и Радзивилловская летописи единогласно разделяют Мету и Лугу: на первой «уставлены» погосты и дани, на второй — оброки и дани, Ипатьевская добавляет погосты и на Луге, а также меняет местами остальные две составляющие, перенося оброки в конец фразы.