Ключевым моментом к решению данного вопроса представляется более точное определение времени получения сведений информаторами и Ибн Хордадбеха, и Ибн Русте (в данном контексте несущественно, кто они были — ал-Джарми, по А.П. Новосельцеву или автор «Анонимной записки», по Т.М. Калининой. Действительно, в этих сообщениях упоминаются печенеги как соседи славян. Если исходить из датировок130 обоих предлагаемых протографов, этого народа в Северном Причерноморье быть еще никак не могло (дата его расселения здесь варьируется в пределах 889-895 гг.). В таком случае под термином «славяне», по-видимому, должны были, хотя бы частично, скрываться славяне восточные, тогда у западной границы печенегов могли проходить только пределы северян или, что более вероятно («Вантит»), вятичей

В этом случае другой географический ориентир — Хордаб («Джарваб») находится по другую сторону земель восточных славян — в Карпатах, а антропоним «Свт.м.л.к.» (в случае его прочтения как «Святополк») ведет к западным славянам. Столицей последнего назван Джарваб, и в случае «объединительного» толкования термина «славяне» мы имеем обширную «супердержаву» от Чехии до Хазарии.

Автор отнюдь не является сторонником такого слишком гипотетичного «панславистского» образования, однако не может не отметить соблазнительность сопоставления с сообщением особняком стоящего автора середины X в. — ал-Масуди — о «былом славянском единстве»— Валинане. Этнонимически-территориальная близость Валинаны с Джарвабом первой традиции настолько очевидна (хорваты и волыняне), что заставляет задумываться о допустимости существования надплеменного славянского образования IX в. с центром именно в Прикарпатье и на Волыни.