Сходство конструкции укреплений Фюрката и Левенки-1, отмеченное В.     Петрухиным, Е. Мельниковой (1993) и Т. Пушкиной (1997); аналоги на Руси датской христианской погребальной обрядности (свечи в камерных могилах) Но и эти факты тем более поразительны, что источники, в отличие от шведов и норвежцев, не говорят ни о каком участии датчан в делах Руси и даже о контактах с ней. Кстати, и датские викинги, включаясь в королевские дружины, в X в. были полностью задействованы в предприятиях по территориальной консолидации своего государства, его обороне и внешней экспансии.

Полифункциональность «королевских крепостей», «лагерей викингов Дании» сближает их не с гипотетичными «дружинными лагерями» Руси, а скорее с более реальными исходными пунктами «окняжения» присоединяемых к ней территорий — «дружинными погостами» типа Гнездово. Правда, в них, вероятно, наблюдается скорее не концентрация, а микротопографическая рассредоточенность столь обширного набора функций. Кроме того, «лагеря викингов» отличаются от «погостов» отсутствием сопровождавших их обширных дружинных некрополей.

Предполагаемые «дружинные лагеря» в последнем отношении занимают промежуточное место между ними. Так, в Шестовицах — всего 200 курганов, хотя размеры и общее время существования синхронных им поселений не намного меньше, чем в Гнездово («погосте»?) с его 4000 захоронений, или в пограничной крепости Гочево с приблизительно таким же их количеством.