Этот путь не имел перспективы. Как и в Скандинавии, политика «конунга-викинга» была безрезультатна и лишь растранжирила военные ресурсы Руси, не укрепив ее структуры. Однако само средство, созданное Святославом в ходе «имперской» экспансии, — «большая дружина» — было использовано его преемниками для иных, внутренних целей Святославичи: поиски пути а (механизмы создания территориальной базы раннего государства)

Главный инструмент объединения отколовшихся от «Росии» во время кризиса 40-х годов X в. племен, протогородов и княжеств — большая дружина — был создан и сплочен как единыи организм во время «имперского» эксперимента Святослава. Тогда же она получила зачатки навыков участия в управлении. Но кратковременность ее пребывания в Болгарии не позволила им развиться. Свенельд привел на Русь не менее 20 ООО воинов (даже если считать, что именно это сообщение Льва Диакона повлияло на сказание ПВЛ о «хитрости» Святослава, вдвое преувеличившего число своих войск). Те же, кто в начале похода на Болгарию были ополченцами, «воями», при возвращении в метрополию отвыкли от иных видов занятий, кроме войны и отчасти — управления. Содержать же такой огромный по тем временам профессиональный военный аппарат за счет узкой для эндоэксплуатации экономической базы (а большая часть дружины во главе со Свенельдом, с ее «привычкой» жить за счет других, оказалась в распоряжении князя «Росии») было невозможно. Ярополк же Киевский «был лишен средств идти в Болгарию». Дальнейшее было делом времени — причина и следствие, переплетаясь, «подгоняли» друг друга. Большая дружина требовала все больших податных земель и давала возможность их завоевывать.