Во-вторых, полисы не считаются государством далеко не всеми исследователями. Некоторые, наоборот, подчеркивают, что в древности только они и были подлинными, правда «ранними» государствами.

По их мнению, именно полисы (и близкие к ним средневековые «коммуны») и были истинными государствами древности и средневековья в силу полной отстраненности от поста личностно-родственного фактора. В то же время со стороны А.Ю. Дворниченко имеются и частные замечания в адрес характера восприятия и репродукции некоторых понятий политической антропологии. В частности, понятие «потестарности» вряд ли устарело, так как не только использовалось в позднесоветской науке в качестве «отдушины», но и активно разрабатывается и в последние годы, причем как раз в Петербурге. Стоит упомянуть хотя бы специально посвященную этому феномену коллективную монографию «Потестарность». Следует отдать, впрочем, должное А.Ю. Дворниченко в том, что частота упоминания этого термина в литературе в дальнейшем действительно снижается, причем даже в петербургских изданиях, где он был наиболее принят.

В целом можно констатировать, что данный автор, создававший в свое время совместно с И.Я. Фрояновым концепцию городов-государств на Руси, видоизменил ее первоначальное звучание. Если у И.Я. Фроянова на первом месте стоит «общинность», «народность», федерализм общественного строя Древней Руси, наличие здесь в XI-XII  вв. конгломерата городов-государств доклассового уровня, т.е. по сути — этапа поздней первобытности, то его бывший соратник принципиально отрицает сейчас саму возможность этого.