Это, в частности, скомпилированный из разных частей текста летописи состав войска князя Олега в 907 г., калькирование договором 912 г. статей документа 945 г.158, завышенный размер дани и т.д.

Определенную роль играют и расхождения ПВЛ с фрагментами, особенно хронологией Начального свода, сохранившимися в НПЛ, и на первый взгляд более им соответствующими сведениями о Х-л-гу из «письма еврея».

Хронология. Если следовать летописной биографии Игоря, Ольги и Святослава, то к моменту рождения последнего первым было соответственно свыше 60 (что допустимо для мужчины) и около 50 (что вряд ли возможно для женщины) лет. Кроме того, по летописному преданию, княгиня Ольга во время визита в Константинополь произвела неотразимое впечатление (как женщина) на василевса, будучи в 60-летнем возрасте! Даже если принять дату первого визита Ольги в Царь- град по Г.Г. Литаврину (946 г.), то и здесь разница в летах явно престарелой княгини не столь уж велика, особенно если учесть византийскую традицию жениться на достаточно «зрелых» императрицах-вдовах для сохранения преемственности власти, особенно распространенную во второй половине X — середине XI в. Возможно, играл роль и «шарм власти». С другой стороны, известны примеры «долгожительства» как женщин именно русских княгинь XI в. — Елизаветы и Анны Ярославны, сменивших каждая двух коронованных мужей. Впрочем, искать объяснение «привлекательности» Ольги для пусть и престарелого императора Константина вряд ли необходимо, так как сам эпизод носит явно тенденциозно-легендарный характер, являясь частью «сказания», по сути — жития. А вот вопрос о рождении наследника, причем одного (братьев у Святослава, во всяком случае после 945 г., не было), — более принципиален.