Наиболее информативным как по вопросу источников содержания «столичной» части дружины, так и ее составу в целом остается сообщение ПВЛ о «пирах» «на дворе в гриднице». В первом аспекте — это вариант натурального, «безденежного» ее обеспечения, как и личной дружины конунгов (hirdmennoB), во время ежегодных объездов («поездок по пирам»). Отличие — в постоянном месте ее дислокации, что, вероятно, связано с фактической отменой полюдья Важно установить, кто же пользовался этой несомненно престижной, но и выгодной обеим сторонам привилегией. ПВЛ перечисляет следующие категории дружины: бояре, гриди, сотские, десятские, «нарочитые мужи». Не упоминаются «русины» (судя по «Правде Ярослава», вполне реальная тогда категория) и отроки. Вариантов объяснения два: локационный и социально-престижный, которые, впрочем, могут и переплетаться. С боярами вопрос ясен, важно лишь то, что они в одном контексте упоминаются отдельно от «нарочитых мужей», что исключает применение разных (по происхождению и времени возникновения) терминов к одной категории населения553 Гриди, с учетом предшествующего анализа происхождения термина и понятия, — личная, постоянно находящаяся при князе дружина, но не «русины» (т.е. не поднепровско- го происхождения). Не имея в отличие от последних постоянного хозяйства в Киеве и в то же время будучи обязанными находиться «под рукой» у князя, они даже дали название постоянному месту своего расположения (что не исключает наличия у них частных «дворов») Сотские и десятские явно не относятся к их числу, так как частное автоматически было бы поглощено целым. Для них возможен вариант принадлежности к «офицерскому» и «унтер-офицерскому» корпусу младшей дружины — отроков.