В свете этих заключений в несколько ином аспекте предстают сомнения Маркварта и Грушевского о существовании карпатской, восточной Белой Хорватии и отождествление «Джарваба», «Хордаба» восточных источников с Краковом. Если хорватов (или их княжества по крайней мере) нет в Карпатах, то кому принадлежит протогородской центр IX в. у с. Ревно? Или два равных по значению центра было у волынян либо древлян, или все же Белая Хорватия, с которой воевал еще Владимир Святой, а до этого привлекал к союзу Олег, существовала в Карпатах? Материалы археологии в этом случае могут на новом витке уровня допущения, позволить с не меньшей, чем Краков, например, долей вероятности соотнести «Хордаб» письменных источников с Ревнян- ским городищем.

Международная торговля как главный фактор возникновения первых городов Восточной Европы породила такой археологически прекрасно уловимый признак и источник информации, как клады. Если брать все упомянутые письменными источниками археологически фиксируемые центры, имеющие более одного  «городского признака» в начале — середине IX в., то они находятся если не прямо на международных путях, то в сфере их воздействия (Ревно, Зимно, Хотомель, Киев, «Воронежская группа» — Вантит — баварско-хазарского пути; Изборск, Ладога, Рюриково и Сарское городища — Балтийско-Волжской трассы). Учитывая их «предгородской» характер (наличие не одного, но и не всех городских признаков), они просто должны были, очевидно, выполнять не только международно-торговые (как вики) функции. Какие еще — вопрос объектно дифференцированный и дискуссионный. Очевидно одно: недопустимость на данном источниковом уровне универсализации: протогород (община) — государство (по И.Я. Фроянову, «вик») (многие исследователи), «племенные центры»— опорные пункты формирующегося государства Рюриковичей (Е.А. Мельникова, В.Я. Петрухин, Т.А. Пушкина).