В этом принципиальное отличие той «этапности», которая постулирована в нашей монографии.

Вызывает сомнение и скорость интеграции — «Северный суперсоюз» прошел все три ее стадии, по сути, за 20 лет (с 860-х до 880-х годов). Если «стадия» — не фантом, не плод воображения, то примерно поколение она должна продержаться, чтобы выработать присущие ей структуры с функциями и мифологическим их обоснованием. Если все же, паче чаяния, при всем традиционализме первобытного общества даже на этапе ломки, признать быструю смену «стадий» за факт, то где и как это отражено в источниках? Есть деятельность князей, положение мужей-наместников. Археология при всем желании (а В. Пузанов в ее возможностях часто, когда не сам опирается на ее данные, сомневается) столь узкую хронологию дать не может.

В то же время, если «Северный суперсоюз» во главе с норманнами (варягами — русью) к моменту завоевания им Киева (882 г.) был уже на 3-й стадии интеграции и начал там формировать ядро ранней государственности, то что (какая стадия) занимает оставшиеся 100 лет до начала формирования самого раннего государства? Или оно уже «стало есть» в 882 г. и лишь территориально расширялось, завоевывая иные «суперсоюзы» 1-й и 2-й стадий? Тогда к чему речь о начале трансформации «союзной» системы в систему городов- государств лишь самое раннее в «конце второй трети» X в., а о завершении — в середине XI в., а то и позже? В книге В. Пузанова присутствуют деятельность личностей, походы, а не конкретная структура или процессы развития «суперсоюзов». Точнее, процесс указан — но это исключительно процесс завоевательных войн, перемежающийся мифологизацией как средством легитимации его результатов. У И.Я. Фроянова субъектом завоеваний выступала Полянская община, у В. Пузанова — переместившийся на юг «Северный суперсоюз».