Социальный статус определяется, вероятно, местом в иерархии управления — степенью близости к царю.

Царь выступает на фоне дружины как «первый среди равных», «богатыри» кормятся за его столом. Отличается он большим, чем остальные дружинники, количеством наложниц. Это первое «прямое» описание положения «царя» и его окружения — для более ранних времен имеются лишь косвенные данные. Наряду с «богатырями» упоминается и знать, вероятно родовая (роль «родовитости», т.е. определения знатности, в данном случае — по количеству родственников, подчеркивается не менее трех раз). Имеется и третий вид дифференциации — по богатству (упомянут два раза).

Кроме свободных, в социальную структуру русов входили и невольники, причем об их чужеземном происхождении не говорится. Подчеркиваются различия в обрядах захоронения знатных русов, бедняков и невольников.

Кроме определения степени знатности по количеству родственников к пережиткам родового строя относятся многоженство в разных формах (одиннадцать упоминаний), «право любви» родственников на жену умершего, «божий суд», впрочем, такое же количество раз, как и царский. Кровная месть не упоминается ни разу.

Крепости, ранее характерные только для славян, теперь есть и у русов, причем только у их царя.

Из «старых» признаков блока IV (религия) присутствуют жертвоприношения человека и животных. Знахарей, во всяком случае в том смысле и с таким высоким социальным статусом, как у Ибн Русте, нет. Подробно описано капище с одним главным и несколькими второстепенными идолами вокруг него. Кроме идолов новыми признаками

являются подношения богам продуктов, представление о наличии рая и вознесении туда посредством огня и дыма погребального костра.