Словене, Новгород, Рюриково городище, «Северная конфедерация», Новгородское государство — понятия взаимосвязанные, но не взаимозаменяемые. Вопрос об их соотношении давно является дискуссионным и явно не близок к окончательному решению. Нам важно установить потестарную структуру только словен (хотя в состав гипотетической «Северной» или Новгородской «конфедерации», позднее Новгородской республики, входили и иные этнические компоненты, зато не все словене) фактически до основания Рюриком (по летописи) Новгорода. Данных же об этом почти нет: прослеживается четкая родовая структура — «вста род на род», хотя в НПЛ — «всташа град на град». Однако видимых противоречий в этих двух версиях событий нет — грады могли быть резиденцией правящей верхушки родов или, в зависимости от их размеров, всего рода. С учетом более поздней социальной структуры Новгородской республики и гипотезы Янина-Алешковского об образовании Новгорода можно

предположить, что выделялись «благородные» роды, монополия на власть которых, как и у полян, обосновывалась правом первопоселения.

Что касается самого Новгорода, то его политическая история и структура вплоть до XI в. покрыта мраком неизвестности. С учетом его топографии и потенциального развития, можно предположительно соотнести ранние этапы его истории с таким земледельческим городом- государством, как Эдо, «расширившимся» затем до государства-мегаобщины Бенин.

Схожи внешние атрибуты обоснования власти: легенды о трех

братьях — первоправителях, о приглашении иноземной династии. Схожи территориальное устройство как столицы, так и всего государства. Единственно, что имеются кардинальные различия в социальной структуре и в деталях оформления властных структур, системы правления.

Тем не менее поразительное сходство внешних символов позволяет с определенной долей уверенности сопоставить достаточно хорошо освещенные ранние страницы истории Бенина с политической историей и структурой Новгорода конца IX — X в. как предположительно синхростадиальные и типологически если не однородные, то близкие.