Важно выявление не просто предполагаемых их источников, но их характера (сказание — сага, дидактическая вставка, исторический экскурс, хронограф (погодные записи), прямое (переводное) заимствование (из хроники Амартола, например), юридический документ).

Оценки в этих планах различных списков ПВЛ, их соотношения с фрагментами Начального свода, сохранившимися в НПЛ, сведениями, содержащимися в более поздних летописных сводах, а также степени достоверности их известий до сих пор являются весьма разнообразными в зависимости от методики исследования и исторических взглядов авторов исследований. Тем не менее можно вычленить, можно сказать, общепринятую последовательность включения тех или иных фрагментов в летописи.

Если разделить текст на условные блоки информации, то получаем «варяжскую легенду», состоящую из примерно четырех частей, в своей третьей части («Аскольд и Дир») стыкующуюся с «Полянской», а также с византийскими (Фотий) и восточными (ал-Масуди) источниками.

Четвертая часть «варяжской легенды» вставлена в погодные записи, включая упоминание десятка «пустых» лет до событий 879-885 гг. и десятка — после. Эта часть легенды как бы обрамлена «снизу» и «сверху» заимствованиями из византийских и, возможно, болгарских источников, причем «снизу» они отделены от событий (отдельного сказания, по сути) «пустыми» годами (870-878), а «сверху» — наоборот, замыкаются упоминанием начала царствования Леона — Льва (887 г.). Последний факт оставляет свободу для маневра датами 70-х, но не 80-х годов IX в. Удревнение действий Олега, приведших к за

хвату им Киева, не противоречит и общей тенденции к сдвигу дат второй половины IX в. ближе к его середине, в частности, упомянутой в НПЛ (а значит, и в Начальном своде) дате призвания Рюрика — 856 г.