Однако А.В. Фомин связывает этот факт не с «прочисткой» Волжского пути русами, а со «значительным притоком чеканного серебра в результате одной из интенсивных денежных эмиссий, периодически имевших место в государстве Саманидов». Главное же — оба потока монет в 70-80-е годы («западный» и «восточный») полностью миновали Южную Русь в том числе Чернигов и Киев  восточная торговля не была в руках их князей.

Восток, который в торговых связях Киевского Поднепровья занимал раньше гораздо более скромное место, чем Северная Русь, все более теперь усиливает и монополизирует, судя по данным нумизматики, метрологии, археологии, свое влияние над «Югом» (западнопон- тийским христианским регионом). Черниговская «Росия» еще более «специализируется» на Юго-Востоке — бывших восточнопонтийских землях Каганата.   

Механизмы завоевания Болгарии особенно подробно, хотя иногда и до альтернативности противоречиво, освещены в ПВЛ, но особенно в византийских источниках (у Льва Диакона и Скилицы прежде всего). О них написано много, и в то же время проблема определения степени сравнительной достоверности источников останется, вероятно, нерешенной до появления либо новых их видов, либо методов исследований. Но касается это положение в основном хода военных действий, численности войск и т.д.

Что касается методов Святослава по отношению к болгарам, то и русские, и византийские источники здесь едины: вначале применялась наглядная демонстрация военного превосходства и устрашение, затем — компромисс. Первое наглядно продемонстрировал пример Филиппополя, а также то, что «росы рассматривали Болгарию как свою военную добычу», а болгары считались «порабощенными», в то же время признавая, с одной стороны, определенные права ромеев на нее, с другой — на определенную долю суверенитета.