Возможно, позднее, попытка связать эту хронологию с началом царствования Михаила III (852 г. вместо 842 г.) и привела к искажению даты в ПВЛ (862 г.). С учетом «Жития Св. Ансгария» и сведений о деятельности Рюрика в Западной Балтике антиваряжское восстание можно отнести к 852-854 гг., приглашение же Рюрика-Рорика гипотетически либо к 854 г., либо к упомянутому НПЛ (т.е. Начальным сводом) 856 г. В 852 г. Рорик с датскими кораблями мог принять участие в рейде Амунда на Бирку, а затем — в «страну славян». Выпадает 855 год, когда конунги Олав и Эйрик пытаются подавить антишведское восстание в Аустрвеге, а Рорик (исторический) действует в Дании и Фрисландии. Затем с 857 по 867 г. Рорик фактически ежегодно «должен» присутствовать в Дании, Германии, Фрисландии, участвуя и в решении вопросов «имперского» уровня. Отсюда вполне объяснима особая роль его воеводы (по НПЛ) или родственника с неизвестным «титулом» (по ПВЛ) Олега. Окончательное закрепление Рюрика, точнее его потомства, в Гардах, возможно, связано с его изгнанием из Фрисландии в 867 г., а затем и разделом его лена по Мерсенскому договору. Отсюда вполне объяснимо и малолетство сына Рюрика Игоря, наследовавшего восточную часть владений первого.

Такого рода сопоставление источников разного происхождения, проведенное с целью уточнения хронологии первой и второй частей «варяжской легенды», ставящее в том числе на свое хронологическое место и поход Аскольда и Дира на Царьград именно в 860 г. (через 4 или 6 лет после воскняжения Рюрика в Ладоге), имеет смысл лишь при изначальном допущении реальной основы «легенды» и историзма Рюрика. Впрочем, наличие этих последних в составе еще Начального свода, что ясно из хронологии НПЛ, снимает возможность политических аргументов о ее включении в ПВЛ при новгородском князе Мстиславе Великом.