Скорее, мы имеем дело со сменявшими друг друга корпоративно-эксплуататорскими и многоуровневыми властными структурами. В этой связи можно высказать предположение, что у наиболее тесно контактировавших с болгаро-аланским миром северян — основных носителей роменской культуры — родовые связи если и имели значение, то только в аналогичном, потестарном аспекте, а не структурообразующем, социальном, как, скорее всего, у радимичей.

Этническая природа северян чаще всего определяется исходя в основном из их названия. Исторические и археологические данные при этом вторичны, подбираются в зависимости от этнонимической гипотезы. Можно отметить четыре главных варианта их происхождения: автохтонно-славянский, восходящий к антам-пеньковцам, черня- ховцам и даже зарубинцам (с учетом их временного ухода на север при нашествии готов и возврата оттуда) (П.Н. Третьяков, Б.А. Рыбаков, Д.Т. Березовец и др.)22 ; западнославянско-висленский (с «пря

мой» версией — через Северо-Западную зону вместе с кривичами («от них же и север» и через «Дунайский котел» «иранский»; болгаро-дунайский («северии» — одна из потестарных единиц «союза семи племен». Особо следует отметить работы, в которых подчеркивается разноэтнично-политический характер Северянского союза; Багновская включает в него радимичей и вятичей.